Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

ЖЮРИ ПРЕМИИ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО НАУЧНОГО ОБЩЕСТВА ТЕРАПЕВТОВ
«За выдающиеся успехи в развитии отечественной терапевтической школы имени профессора Дмитрия Дмитриевича Плетнева» 2017 года закончило голосование по избранию Лауреата Премии 2016 года.

Раздел: Все статьи
Ольга Дубова
Многие из тех, кому сегодня 60+, обращаясь к своему детству, вспоминают среди прочего, чем тогда мамы-бабушки пичкали для поправления здоровья подрастающее поколение. Это о-мер-зи-тель-ный рыбий жир и вос-хи-ти-тель-ный гоголь-моголь. А всего-то - пара яиц (каноничнее говорить - желтков), растёртых с сахаром до бархатистой кремовой консистенции, ну а дальше - разные добавки, кто во что горазд.

Мой муж вспоминает, что его бабушка, Ханна Менделевна (в миру Анна Михайловна), родом из могилёвских окрестностей, добавляла в эту волшебную смесь увесистый кусок масла и щедро сдабривала ее порошком какао «Золотой ярлык» (в крайнем случае – «Серебряный»). «Нектар-амброзия-пища богов», как говаривала уже моя бабушка, Нина Ивановна, родом из Владимирской губернии. Где Могилёв, а где – Владимир, однако к гоголь-молголю обе старушки относились с глубоким почтением.

Лекарство, лакомство и коктейль

Все мы подсмеивались над Ханой-Анной, когда она обзывала эту амброзию «гогЕль–могЕль», и невдомек нам было, что именно такое произношение являлось правильным. Но об этом чуть позже…
В далекие (и такие недавние!) времена моего детства никого не волновали «страшилки» о вреде сахара, яиц или масла. В последующие десятилетия они последовательно и противоречиво объявлялись то полезными, то вредными, что каждый раз подтверждалось серьезными статьями и ссылками на медицинские авторитеты. Но, как известно, незнание нам не вредит, а вредит только знание. И поэтому, не предполагая никакого вреда, нас питали и лечили гоголь-моголем. Чуть простудился, осип, горло заболело, гоголь-моголь тут как тут: с вкусным лекарством и болеть приятно. Даже добрый доктор Айболит «потчевал гоголем, потчевал моголем» своих подопечных.
Знающие люди утверждают, что у гоголь-моголя древние корни, и что упоминание о нем встречается уже в III веке (!) в Талмуде, священной книге иудеев. Источники сообщают также, что с XVII в. гоголь-моголь известен в еврейских общинах Центральной и Восточной Европы. Впрочем, позже разные страны и разные народы претендовали на первородство в изобретении рецепта. И спор этот хоть и затих, но так и не разрешен.
А теперь – о «гогЕле». Ханна-Анна рассказывала нам историю о жившем в Могилёве канторе, который, простудившись, потерял голос, а вместе с ним и работу, но чудесно излечился, благодаря своему изобретению - смеси яиц с черствым хлебом и солью. После непродолжительной яичной диеты восстановились и голос, и место работы. Имя кантора было ГогЕл, в народе его прозвали ГогЕль из МогИля. Отсюда, вроде, и пошло название яичного блюда-лекарства - «гогЕль-могЕль».
Рецепт оказался востребованным. Неподалеку от Могилева жила юная графиня Бронислава Потоцкая, известная пристрастием к вокалу. Её голос от чрезмерного усердия часто страдал резкими перепадами тембра. Прослышав о чудодейственном яичном рецепте, Потоцкая решила его усовершенствовать, брезгливо отвергнув черный хлеб и заместив его медом с земляникой. Таким образом, графиня модифицировала не только рецептуру, но и назначение, предлагая эту смесь гостям в качестве изысканного десерта. Кроме того, пани облагозвучила название, заменив простонародное «е» на благородное «о». Так родился "гогОль-могОль".
К слову, занимались этим названием и ученые-лингвисты. В одном этимологическом словаре утверждается, что оно перекочевало в русский язык из польского, где kogel-mogel обозначает то же, что и русское - взбитый с сахаром яичный желток; а в польский оно попало из немецкого и восходит к «kuddel-muddel», что значит «мешанина». Знаменитый словарь Фасмера добавляет к вышеприведенным еще одну версию происхождения: от английского «hug-mug», «hugger-mugger».
Со временем, видимо, для более эффективного воздействия на больной (а потом и здоровый) организм, в смесь стали добавлять ром или другой горячительный напиток. Столь удачное сочетание ингредиентов заинтересовало лучшую часть мужского населения. Читаем в «Записках» друга Пушкина Ивана Пущина о юношеских забавах учеников Лицея: «Мы, то есть я, Малиновский и Пушкин, затеяли выпить гогель-могелю. Я достал бутылку рому, добыли яиц, натолкли сахару, и началась работа… но дежурный гувернёр заметил какое-то необыкновенное оживление, шумливость, беготню». Удовольствие мальчиков закончилось скандалом, который дошел до самого «верха». В пушкинском табеле появилась строгая запись: «Из резвости и детского любопытства составляли напиток под названием гогель–могель, который уже начали пробовать».
Несколько стран оспаривают честь изобретения гоголь-моголя. История сохранила для нас имя немецкого кондитера Манфреда Кёкенбауэра, которого его соотечественники считают создателем яичного коктейля. Был даже зарегистрировал патент на массовое производство напитка, его приобрел известный пищевой концерн аж за полтора миллиона марок.
В Англии и США напиток, напоминающий гоголь-моголь, получил название «эгг-ног» (egg-nog). Изначально словом «nog» называли крепкое пиво из восточной Англии. Чтобы смягчить его резкий вкус, додумались добавлять туда яйцо. Позднее эгг-ног превратился в винно-яичный коктейль, сдобренный пряностями и ставший традиционным рождественским и новогодним напитком. Многочисленные варианты эгг-нога могут включать самые разнообразные спиртные напитки и пряности, но неизменным остаётся основа — яичный желток.
Кроме того, англичане до сих пор с удовольствием наслаждаются еще одним похожим старинным напитком - поссетом (с бесчисленными вариациями), который так хорош в промозглую погоду. Изобретение классического рецепта поссета приписывают английскому дипломату, философу и алхимику, сэру Кенельму Дилби: «Возьми полгаллона сливок и вари в них немного коры корицы и три или четыре чешуйки мациса (мускатный цвет). Для этой пропорции сливок возьми восемнадцать желтков яиц и восемь белков; пинту хереса; взбей очень хорошо яйца, а затем смешай их с хересом. Положи в смесь три четверти фунта сахара, тертый мускатный орех, порошок корицы; установи сосуд на огонь, пусть закипит; уменьши огонь, накрой крышкой и вари, пока смесь не станет однородной, посыпь сахарной пудрой, растертой с тремя крупинками амбры, одной крупинкой мускуса и подай. Перед подачей добавить два желтка и хорошо взбить». Согласитесь: замысловато, но попробовать можно.
Фаворит королевы Елизаветы Английской, искатель приключений, философ, поэт и алхимик, сэр Уолтер Рэйли отдавал предпочтение упрощенному рецепту поссета, для приготовления которого нужно было «полпинты хереса и полпинты эля подогреть, влить в них кипящее молоко или сливки, добавить сахара и немного тертого мускатного ореха». Но этот поссет не включал яиц. В общем, не гоголь-моголь, но в истории всё же остался.

Амброзия эпохи перемен

Ближе к концу 80-х годов прошлого века, когда начал приподниматься изрядно заржавевший советский «железный занавес», в СССР стали потихоньку появляться разнообразные и очень дефицитные напитки, о которых мы прежде только слышали, а о некоторых и представления не имели. Во всяком случае, те из нас, кто не служил по дипломатическому, партийно-профсоюзному, внешнеторговому или близким к ним ведомствам, не выезжал на международные соревнования и гастроли с ансамблем Моисеева и Большим театром, и не принадлежал ко всякого рода начальственной номенклатуре.
В то самое время нас посетило ностальгическое гоголь-могольское воспоминание: отсвет первой детской любви пал на голландский яичный ликер «Адвокат». Каждому возрасту - свой «гоголь-моголь». Амброзия и счастье было нам, молодым девушкам (и даже пожилым дамам), когда в предпраздничный день или просто от хорошего расположения духа наш начальник с важным видом извлекал из сейфа заветную золотую бутылку «Адвоката». Употребляемая под него посуда – чашки и стаканчики – осушались до последней капли и сияли ослепительной чистотой.
Позже, в безденежные 90-е, по рукам ходили рецепты всевозможных экзотических суррогатов, заменителей и имитаторов (красная икра из моркови, самогон из кефира с горохом - голь на выдумки хитра). Тогда появился рецепт доморощенного «Адвоката» из сгущенки, яиц и водки. Но этот «опрощённый» ликер уже не украшал нашу жизнь, и сегодня не вызывает ностальгических воспоминаний.
Любимое лекарство - гоголь-моголь… Луч света в темном царстве унылых районных поликлиник и бедных аптек, во времена, когда кашель лечили горячим молоком с содой, к заболевшему уху прикладывали водочный компресс, а для помощи упрямому желудку пили касторку.
И - вы не поверите! – были здоровы.
Ольга Дубова
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии