Дмитрий Казённов
В конце февраля коллегия министерства здравоохранения Ульяновской области оценила работу министерства в 2018 г. как «удовлетворительную». В этой связи стоит напомнить о некоторых знаковых «достижениях» ульяновских здравоохранителей за отчётный период: руководителя местного Минздрава Р. Абдуллова арестовали по обвинению в причастности к крупным хищениям, региону не удалось решить серьёзные проблемы с обеспечением населения лекарственными препаратами и преодолеть хроническое недофинансирование областного здравоохранения. Тем не менее, чиновники своей работой удовлетворены. А как обстоят дела на самом деле? Об этом мы говорим с депутатом Государственной думы (фракция КПРФ), членом Комитета по охране здоровья, кандидатом медицинских наук А.В. Куринным.

«В Ульяновской области процветает колоссальное воровство»

- Алексей Владимирович, как Вы оцениваете ситуацию со здравоохранением в Ульяновской области?

- К сожалению, охрана здоровья населения является приоритетным направлением для областного руководства лишь на словах. Если проанализировать финансирование за последние 3 года, то окажется, что программа государственных гарантий у нас системно недофинансируется. Суммы весьма серьёзные: в прошлом и позапрошлом году «недостача» составила 2 млрд рублей, в этом - снизилась до 1 млрд, и то лишь благодаря многочисленным скандалам, судам и нашим обращениям в различные инстанции. Причём, «дыра» в миллиард – это недофинансирование исключительно из областного бюджета, поскольку Федеральный фонд обязательного медицинского страхования свою базовую часть по действующим нормативам закрывает на 100%.
Вторая проблема - эффективность использования имеющихся финансовых ресурсов. Здесь тоже похвастаться нечем: в Ульяновской области процветает колоссальное воровство. В прошлом году было возбуждено уголовное дело по факту хищения при централизованной закупке лекарственных препаратов. Арестован министр здравоохранения области, председатель комитета по социальной политике Законодательного собрания и ещё несколько высокопоставленных чиновников. Три года мы занимались этим делом, неоднократно делали запросы прокурору области и в УВД, настаивая на проведении проверок. Нарушения выявили вопиющие: была выстроена схема, по которой для больниц закупались лекарства по завышенным ценам. И все на это закрывали глаза. Предварительная сумма ущерба – около 300 млн рублей. И это при хроническом, как я уже говорил, недофинансировании здравоохранения области.
И третий момент, и причина – необходимость увеличить заработную плату медработников, согласно Указу Президента. Деньги, предназначавшиеся на закупку лекарств, расходные материалы, коммунальные платежи и т.д., пришлось направлять на зарплату. А это – дополнительная финансовая нагрузка. В итоге, государственные медицинские учреждения Ульяновской области закончили прошлый год с долгом около 2,5 млрд руб., из них порядка 900 млн – уже просуженные долги. Около 30 медицинских учреждений вошли в 2019 г. с заблокированными счетами, они не имеют возможности закупать лекарства, медицинское оборудование, оплачивать заключённые контракты. По итогам прошлого года Ульяновская область оказалась на втором месте по величине кредиторской задолженности государственных медицинских учреждений. Обошла нас в этом печальном рейтинге лишь Московская область.
Отсутствие средств – это главная суть проблемы, отдельного разговора заслуживают плачевная ситуация с лекарственным обеспечением населения, удручающее состояние инфраструктуры. Многие здания, в которых размещаются медицинские учреждения области, находятся в аварийном или предаварийном состоянии. Вот лишь один яркий пример: два года добивались мы перевода пациентов из двух разваливающихся корпусов психиатрической больницы Ульяновска. В итоге накануне Нового года в одном из аварийных зданий рухнула крыша, людей пришлось срочно эвакуировать. Хорошо хоть не погиб никто.
Огромный дефицит, долги, воровство и нецелевое использование средств – штрихи печальной картины. К сожалению, на вопиющую ситуацию со здравоохранением в Ульяновской области не обращает внимания ни Росздравнадзор, ни прокуратура. Если они и начинают реагировать, то лишь после наших обращений.

- И на этом прискорбном фоне областной Минздрав оценил свою работу за 2018 г. как «удовлетворительную»...

- Да, на фоне коррупционных скандалов, ареста министра, катастрофического отсутствия лекарств, оптимизации и снижения доступности, колоссального числа жалоб и вопиющих врачебных ошибок. На фоне этого крайне низкая рождаемость и высокая смертность населения, значительно выше, чем в соседних регионах. Кроме того, в сельской местности Ульяновской области смертность в два раза выше, чем в городах, это свидетельствует о серьёзной проблеме с доступностью медицинской помощи.
С недавних пор в областном здравоохранении началась жёсткая оптимизация, в районах сокращают, например, хирургические отделения. Методы самые разные: одни объединяют, в других – уменьшают число коек, в третьих – увольняют персонал. Общий известный «тренд» - перевод санитарок в уборщицы.
Но, похоже, всё это чиновников Ульяновской области вполне удовлетворяет. Вот недавно в очередной раз пообещали чиновники решить проблему недофинансирования здравоохранения, выделив из областного бюджета аж 800 млн руб. Но ведь очевидно, что на фоне 2,5 млрд задолженности медицинских учреждений эти деньги ничего не решат. Словом, никаких позитивных прогнозов и перспектив пока не наблюдается.

Молчание властей

- Недавно страну потрясла история массового заражения эхинококкозом курсантов Ульяновского СВУ. Сколько человек пострадало и как такое вообще могло произойти?

- Пострадало 54 человека, у воспитанников – множественные поражения печени, лёгких... «Доза» паразита оказалась очень высокой, поэтому странно слышать официальные гипотезы о заражённой собаке, невесть как забежавшей к курсантам, несоблюдении ими правил личной гигиены и т.п. Это ж всё-таки военное училище, а не свалка, заселённая бомжами. Для меня существует лишь одно удовлетворительное объяснение: яйца паразита каким-то образом попали в пищу курсантов.

- В интернете прошла информация о том, что Роспотребнадзор отказался проверять поставщика продуктов в Ульяновское суворовское училище.

- Это аутсорсинговая компания, она поставляла продукты не только в это училище, но и в другие организации. Да, Роспотребнадзор действительно отказался от проверки: по словам чиновников, поставляемая организацией еда не представляет угрозы жизни и здоровью. Видимо, они не воспринимают как угрозу то, что произошло с курсантами. Ульяновские депутаты-коммунисты продолжают обращаться в областную прокуратуру и в Генпрокуратуру, призывая всё-таки проверку провести.

- А какова официальная версия случившегося?

- Да никакой нет. В последнем ответе на наше обращение в прокуратуру лишь общие слова – мол, идёт проверка, отрабатываются все версии… При этом руководство училища в начале даже пыталось переложить вину на самих пострадавших курсантов.

Нельзя экономить на здоровье

- Недавно В. Путин подписал закон о паллиативной медицинской помощи населению. Как Вы его оцениваете?

- Этот закон, в основном, просто фиксирует сложившуюся на сегодняшний день ситуацию, «легализуя» некоторые виды паллиативной помощи пациентам (например на дому), которые и без того оказывались. По нашему мнению, этот закон не заработает, если не будет адекватного финансирования. А финансирование возлагается, в основном, на небогатые региональные бюджеты. Кроме того, предстоит решать огромный пласт проблем: обезболивание, формирование выездных бригад…
Основная проблема в том, что, в условиях чрезвычайно ограниченных ресурсов, вкладывая деньги в одну область здравоохранения, мы «обделяем» другую; сосредотачиваясь на одном проекте - забываем о других. Вот лишь один пример. Построили перинатальный центр в Ульяновске – современный, с новейшим оборудованием. Но открыт он был вместо роддома, выполнявшего, в целом, аналогичные функции. И если содержание роддома обходилось в 120 млн руб. в год, то на перинатальный центр приходится выделять 400 млн. Между тем, финансирование областного здравоохранения осталось на прежнем уровне. Так откуда же берут деньги на дополнительные расходы? Ответ простой - с районных и городских больниц. И так происходит постоянно: прекрасные медицинские центры открываются за счёт федеральных средств, а дальше, как говорится, крутитесь сами. Получается эдакий «тришкин кафтан»: одну финансовую заплатку наложили – в другом месте порвалось. Вот и перебрасываем деньги от одних к другим.

- Председатель Государственной Думы В. Володин неоднократно называл Вас в числе наиболее активных депутатов. Какие инициативы по совершенствованию российской системы здравоохранения Вам удалось реализовать на практике?

- Если говорить о моих личных инициативах, то они, к сожалению, в основном, отвергаются. Так, например, недавно большинством голосов депутаты отвергли законопроект об удалении страховых компаний из системы ОМС. Аргументы оппонентов абсолютно надуманные: якобы эти компании усиливают конкуренцию в ОМС, выполняют некие функции, которые не под силу государственным организациям. А ведь, по большому счёту, они даже свои страховые функции не выполняют, никак не отвечая за риски. Страховщики всего лишь посредники: получают деньги и отдают их больницам. Ну, плюс ещё контроль качества медицинских услуг, который, к слову, осуществляют не в ущерб себе: 25% штрафов идут в пользу страховой компании. По моему мнению, страховщики при подобной схеме работы в ОМС вообще не нужны, их функции – контрольные, финансовые, надзорные - вполне может выполнять Фонд обязательного медицинского страхования. Часть функций можно передать Росздравнадзору.
Однако, сегодня, имея, например, в Ульяновской области всего 12 сотрудников, Росздравнадзор попросту не способен адекватно контролировать качество оказания медицинской помощи. В итоге пациенты остаются один на один со своими проблемами. Страховые компании, которые по задумке Минздрава должны обеспечивать консультацию и защиту прав пациентов, этим не занимаются. Разве не должны они реагировать, например, на отсутствие лекарств в больницах? Чем занимаются их представители (а они есть в каждом районе области)?
Мы по мере сил пытаемся изменить ситуацию, направляем обращения в различные инстанции. Поступает от нас сигнал, на места выезжает проверка Росздравнадзора, констатирует – да, лекарств нет. На этом всё и заканчивается. Удивительные вещи происходят: страна у нас единая, а возможности по оказанию медицинской помощи - разные. В Москве можно получить бесплатные лекарства, в Ульяновске – нет. В Москве пациент, страдающий тяжёлым орфанным заболеванием, может выжить, в Ульяновске - у него часто нет шансов.

- Какие нужны меры, чтобы поднять с колен наше здравоохранение?

- Прежде всего – адекватное финансирование: при хронической нехватке средств ничего сделать невозможно. Второе – подготовка кадров и защита прав медицинских работников. К сожалению, стройной системы защиты и социальных гарантий медицинских работников сегодня не существует. Также необходимо создать эффективную систему обеспечения населения лекарствами. И ещё, пожалуй, главное: очень важно на деле, а не на словах относится к здравоохранению, как к приоритетной задаче государства. Нельзя экономить на здоровье населения - будущее не простит нам подобного пренебрежения.
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии