Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Павел Воробьёв
Мы ушли в облака. Ищите теперь нас там, друзья!
Год 2017-й разделился на две половины. Начало было скучным и тревожным: опасность (это - если мягко) закрытия кафедры, прекращение оценок медицинских технологий в ФМБА и посевного финансирования проекта MeDiCase, прочие мелкие проблемы и неудачи. Но мы не сломались – это не про нас. Нас бьют, мы летаем!
С лёгкостью выпустили мы четыре книги в электронном виде, которые можно мгновенно купить в Goоgle Play и AppStore, читать на смартфонах и планшетах. В бумажном виде (кроме одной) их уже нет. Все журналы – «Проблемы стандартизации» и «Клиническая геронтология» - также выпускаются в электронном виде, хотя остаются и бумажные их версии. В журналах начались публикации на двух языках, все статьи имеют отныне код DOI, что позволяет индексировать их в англоязычных базах данных. Мы становимся всё более открытыми миру и космосу. Впереди - газетная реформа.
Не могли мы пройти мимо столетия Великой Октябрьской революции – величайшего события не только ХХ века, но и истории человечества. Тогда, сто лет назад, называлось это, правда, Октябрьским переворотом. В обществе сегодня устроена тишина, никакого воспоминания и обсуждения. Неужели нечего обсудить? Только какой-то поросячий визг и брызгание слюнями по поводу прошедших лет. Из нас явно делают манкуртов, родства не помнящих. Чуть ли не единственной книгой была выпущенная нами «К столетию Великого Октября» академика А.И.Воробьева. Её можно приобрести в указанных выше электронных магазинах - спокойный исторический разбор прошедшего столетия.
Досталось от «младореформаторов» не только революции, но и системе здравоохранения им. Н.А.Семашко. Пришлось написать большую статью в защиту: вспомнить, откуда что взялось и во что превратилось. Большинство стран мира используют модификации этой системы, да и мы никак от неё избавиться не можем, как бы ни хотелось этого «прихватизаторам» здравоохранения.
Приоритетом нашим по-прежнему остаются старики и другие уязвимые группы населения. Нельзя не сожалеть о том, что пенсионеры с пенсионной реформой отложены в долгий ящик. Хотя, какое-то движение медленно пошло: как минимум перестали повышать пенсии работающим. Уже кое-что. Но до реализации наших предложений 20-летней давности о переносе возраста пенсионеров на 5, а для женщин и на 10 лет еще о-о-очень далеко.
Неожиданно, в год 175-летия выхода поэмы Н.В.Гоголя, вновь удалось поднять тему мертвых душ. Сколько их по дорогам и деревням? Миллионов 40-50, потребляющих деньги на медицинское и социальное обслуживание? Кто-нибудь калькулировал, думал на эту тему из лиц официальных? Считаете – нет? Утверждаю – да! Загнали за десятилетия статистику в разряд продажных девок, а как выйти из ситуации – неясно. Нет идей, предложений. Ясно только, что признать такое положение вещей на государственном уровне нет уже никакой возможности.
В конце уходящего года вдруг произошла вспышка реализации наших предложений по развитию телемедицины и санавиации. Интересно, что мы подавали этот проект в августе именно в связке: и то, и другое необходимо для отдаленных посёлков, где медицины нет. В целом, тема санавиации «пошла» в стране после публикации Формулярным комитетом доклада о состоянии здравоохранения в России на рубеже нулевых. Тогда она попала в закон. Теперь - новая итерация. Не думаю, что такая связка была случайной.
Закон о телемедицине не могли принять аж лет 15. Мы сильно «раскачивали лодку»: писали, выступали, обсуждали, спорили, много людей участвовало в обсуждениях. И вдруг закон проскакивает через Думу со скоростью ветра. И, главное, в правильных выражениях. Страхи и ограничения Минздрава об отдаленной диагностике куда-то исчезают. Да, остаются всякие осторожные фразы и кивки головами, мол, диагноз должен быть подкреплен при очном свидании с врачом, но это уже детали, на которые не стоит обращать большого внимания. Хотя в головах многих телемедицина продолжает оставаться чем-то замшелым, типа видеоконференций для повышения квалификации врачей. Это, хотя и попало в закон, никому уже не нужно: дистанционные формы образования давно ушли далеко вперед и их «интересными» семинарами с участием «ведущих специалистов» уже не догнать. Врачу нужна бумажка об образовании по определенной специальности. И всё.
Мы объездили полсвета. Российского. Вот география полугодового автопробега (с элементами авиаперелетов) «За справедливое здравоохранение - 2017»: Карелия, Санк-Петербург, Смоленщина, Брянщина, Орловщина, Кострома, Пермь, Владивосток, Волгоград, Белгородчина. Активно списывались с главами, вице-главами и министрами регионов, главными врачами. «Невод» был закинут широко. Из тех, кто получил наши письма счастья про отдалённые, брошенные медициной поселки, откликнулись или вышли на активную переписку процентов 15-20. А это немало для абсолютно инновационной, фактически новой и непонятной технологии. Да ещё и не было на тот момент закона. В результате два региона в этом году вошли в проект MeDiCase, ещё один – «на низком старте». Теперь проект реализуется на восточной и западной границе нашей страны: в Карелии и на Камчатке. Согласитесь, для «завиральной» идеи хорошо. Это ведь не передача ЭКГ на расстоянии, которой занимаются уже сто с небольшим лет, и все не могут понять – зачем же это нужно. Созданная нами система искусственного интеллекта самостоятельно принимает решения по диагнозам (конечно, не по всем, только при первичном обращении) и советуется с врачом.
Московское городское научное общество - самая большая и активная региональная организация в стране - вошло в состав Всероссийского научного общества терапевтов, а председатель МГНОТ – ваш покорный слуга – стал членом президиума этого общества. Мы продолжаем наши заседания МГНОТ с частотой 4 раза в месяц, не считая заседаний различных секций. Блестящие доклады, новые темы, неангажированность выступлений и обсуждаемых проблем – вот наша визитная карточка. Там, где есть конфликт интересов, он чётко обозначается. А ведь нам скоро 150 лет!
К традиционной, проводимой уже больше 20 лет конференции «Пожилой больной. Качество жизни», добавилась конференция «Актуальные вопросы терапии внутренних болезней», дважды проведенная совместно МГНОТ и военными медиками. Это начинание понравилось московским врачам.
Выстояла кафедра. В условиях самоокупаемости география наших лекций расширилась. Развитие технологий, робототехники и телемедицины коснулись сестринских профессий: в аэропорту Домодедово началось массовое переключение предрейсовых и послерейсовых осмотров на дистанционные технологии с сокращением персонала. Пару лет назад мы фельдшеров предупреждали, в этом году почувствовали себя Кассандрами.
Судя по всему, в государстве идет поиск новых идей, комплексных предложений. Иначе как объяснить интерес к нашему MeDiCase со стороны и Пенсионного фонда, и Сбербанка, и Минвостокразвития. Один Минздрав безучастен. Вежливо улыбается: мол, знаю-знаю, таких как вы много. Но это не так. Уже одно то, что нас «направили» на дальневосточную экономическую «тусовку» (ВЭФ – Восточный экономический форум) с выступлением и разговором с ответственными лицами регионов, говорит о многом. Удалось договориться с Минздравом о внесении изменений в закон по разделению клинических рекомендаций и протоколов ведения больных. Возвращаемся к истокам. Не знаю только, внесены ли эти согласованные изменения.
Закончилась короткая пора ренессанса системы оценки медицинских технологий в ФМБА. Её пытался создать амбициозный заместитель руководителя агентства, с его очевидным уходом всё это потеряло всякий смысл. Лаборатория оценки и стандартизации медицинских технологий закрыта. Ощущение, что эта оценка не нужна стране. Во всяком случае, сейчас. Уверен, её время придет. А пока – тот трясет с сентября диабетиков из-за отсутствия инсулина: деньги кончились. Не только в дотационных регионах: в Москве диабетики не получают необходимой им терапии. То в программе «7 нозологий» опять оригинальные препараты меняют на неизвестные дженерики, и трансплантированные больные волком воют. То выяснилось, что генноинженерные препараты факторов свертывания существенно чаще вызывают образование антител с развитием резистентных форм. На горизонте, впрочем, замаячила генная терапия гемофилии, но я пока боюсь даже задумываться, как измениться жизнь хотя бы части этих больных. Задач в лекарственном обеспечении решать – не перерешать.
Сказать, что 2017 год был трудным – ничего не сказать. Начавшись с глубокого провала, к концу он пошёл на взлёт. Хочется надеяться, что наступивший новый, 2018 год, будет годом продолжающегося полета. Нас бьют, мы летаем…

Павел Воробьёв
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии