Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Председатель: профессор П.А. Воробьев
Секретарь: А.Б. Зыкова
Доклад: член-корреспондент РАН, заслуженный врач России, заслуженный деятель науки РФ, генерал-майор медицинской службы, д.м.н., профессор В. Б. Симоненко

«Вклад семьи Боткиных в российское здравоохранение»

В этом году исполнилось 185 лет Сергею Петровичу Боткину. У него была замечательная команда - его три выдающихся сына. Как говорил Максим Петрович Кончаловский, «Боткин сбросил с медицины мантию грубого и слепого эмпиризма и поставил её в разряд естественных наук».
Сергей Петрович Боткин родился 5 сентября 1832 г. в Москве, в купеческой семье. В 1850 г. поступил на медицинский факультет Московского университета. Его однокурсником был И.М. Сеченов, а учителями - физиолог И.Т. Глебов, патолог А.И. Полунин, хирург Ф.И. Иноземцев, терапевт И.В. Варвинский, фармаколог Н.Э. Лясковский.
Будучи студентом, С.П. Боткин принимал активное участие в ликвидации эпидемии холеры в Москве. В 1855 г. с отрядом Н.И. Пирогова участвовал в Крымской войне, в течение трёх с лишним месяцев выполнял обязанности ординатора Симферопольского военного госпиталя. Севастополь продержался около года во время Крымской войны. На самом деле это была мировая война: против нас воевала Великобритания со всеми колониями, Франция, Сардиния и Турция.
Умерший отец Боткина оставил ему 20 тысяч рублей. С 1856 по 1860 гг. Боткин стажировался за границей: в Вюрцбурге, Кёнигсберге, Берлине, Вене, Париже. Он слушал лекции замечательных людей - Людвига Траубе, Опольцера, Клода Бернара, стажировался в институте патологии у Р. Вирхова, по неврологии у Ромберга, сифилидологии у Берешпрунга. Первые работы Боткина вышли в «Архиве патологии» Вирхова.
Кончилась Крымская война. Император Николай I не смог пережить ее проигрыша и принял яд. Война была очень тяжелой: русские войска потеряли ранеными и убитыми 128 тысяч, а больными - более 183 тысяч человек. Убийственная статистика войны подействовала на нового царя, и Александр II в начале 1857 г. подписал указ, в котором повелел руководству Императорской Медико-хирургической Академии не стесняться в своих «предположениях» по её реорганизации: «Только бы предположения эти клонились к истинной пользе Академии, служили твёрдым основанием будущему благосостоянию и процветанию сего столь важного учреждения в государстве и вообще могли поставить в отечестве нашем врачебную науку на ту ступень совершенства, на коей она находится в Германии и во Франции».
Во главе Академии стояли удивительные люди. Это Пётр Александрович Дубовицкий (президент), Иван Тимофеевич Глебов (вице-президент) и Николай Николаевич Зинин (учёный секретарь). В этом триумвирате сочетались административный опыт, врачебный талант и педагогическое мастерство профессора-хирурга П.А.Дубовицкого и глубоко научные познания физиолога И.Т. Глебова и химика Н.Н.Зинина. Дубовицкий получил образование в Московском университете, Глебов — в Московской МХА, Зинин — в Казанском университете. Дубовицкий и Глебов являлись «дядьковцами» — так с гордостью называли себя ученики замечательного терапевта и патолога, профессора И.Е. Дядьковского.
Под влиянием руководителей существенно изменился преподавательский состав ИМХА. Уже в 1860-61 гг. появились 30-летние профессора: физиолог И.М. Сеченов, терапевт С.П. Боткин, хирург Л.А. Беккерс, офтальмолог Э.А. Юнге, химик А.П. Бородин, психиатр И.М. Балинский. Первые четверо из названных получили врачебные дипломы в Московском университете, а потом изрядно поучились за границей у тех ученых, кому человечество обязано колоссальными достижениями медицинской науки в середине XIX века. Молодые профессора своим примером преодолевали принятый тогда в России взгляд на высшие учебные заведения «только как на рассадники готового знания», в которых, как писал И.М. Сеченов, «научной работы — того, что составляет истинную ученость — от профессоров, в сущности, не требовалось. Ученость определялась начитанностью, современность — тем, насколько профессор следит книжно за наукой, дельность — внесением в преподавание здравой логической критики, талантливость — умением обобщать, а преподавательские способности — ораторским талантом». Как видим, 40-летняя реакция искоренила научные основы медицинской педагогики, зарождавшиеся в МХА на рубеже XVIII и XIX веков. Бэр и Пирогов оказались редким исключением из правила и не смогли увлечь за собой коллег.
Реорганизация Академии в 1860-е годы осуществлялась на следующих основаниях. Фундаментом подготовки врачей сделали естественные науки (биологию, физику, химию), ибо, по убеждению Дубовицкого, Глебова и Зинина, «медицина, как наука, представляет лишь приложение естествознания к вопросу о сохранении и восстановлении здоровья человека». Главной задачей преподавания естественных наук стало воспитание «рационального врачебного мышления», то есть формирование образа мыслей, свойственного естествоиспытателю. «А для основательного усвоения и верной оценки того, что сделано в науке другими, для ясного понимания, каким путем идет развитие науки, разработка и приращение научного материала, необходимо самому учащемуся хоть сколько-нибудь поработать самостоятельно и специально в какой-нибудь отрасли естествознания. Только физика и химия дают ключ к разъяснению всех тех сложных и до бесконечности разнообразных физиологических и патологических процессов, которые совершаются в организме».
В 1860 г. Боткин защитил диссертацию на тему «О всасывании жира в кишках», в 1861 г. был назначен на должность ординарным профессором академической (факультетской) терапевтической клиники. Впервые в России он создал при клинике лаборатории: общеклиническую, химическую, бактериологическую и физиологическую (экспериментальную).
В 1875 г. С.П. Боткин со своими учениками установил участие селезенки в депонировании крови, что значительно позже было подтверждено экспериментами Баркрофта (J. Вагсroft).
В 1879 г в лаборатории С.П. Боткина Я.Я. Стольников впервые осуществил наложение зажимов на почечную артерию, это открыло возможность получения ренальной гипертонии в эксперименте. Подобные эксперименты, способствовавшие прогрессу в изучении проблемы гипертонии, были произведены Гольдблаттом (Н. Goldblatt) с сотрудниками лишь в 1934 г.
Сергей Петрович создал нейрогенную теорию патогенеза базедовой болезни. Он обратил внимание на неравномерность сокращения предсердий и контраст между резкой пульсацией общей сонной артерии и малым пульсом лучевых артерий, а также на раздражительность и плаксивость, обычно возникающие при этой болезни.
С.П. Боткин впервые в России описал клинику микседемы, диагностику недостаточности кровообращения, абсцесса средостения.
В учении о нефритах С. П. Боткин считал возможным говорить о диффузном нефрите с преобладанием интерстициального или паренхиматозного процесса. О подвижной почке было известно ранее, но только Сергей Петрович дал исчерпывающее описание клиники этого заболевания и научно обосновал метод его распознавания.
Он обратил внимание на многообразие клинических проявлений желчнокаменной болезни и на трудности ее диагностики. Боткин выделил как самостоятельное заболевание инфекционный гепатит (болезнь Боткина), описал его клинику и первый указал, что эта болезнь может привести к циррозу печени.
Он внес много нового в клинику инфекционных болезней: сыпной, брюшной и возвратный тифы. В 1865 г С.П. Боткин выступил инициатором создания эпидемиологического общества, целью которого была борьба с распространением эпидемических заболеваний. Общество было малочисленным, но деятельным, его печатным органом был «Эпидемический листок». Общество существовало 2 года.
В 1872 г С.П. Боткин стал первым русским лейб-медиком. В 1876 г организовал женские медицинские курсы (закрыты в 1882 г.). В 1878 г стал председателем Общества русских врачей. Благодаря деятельности С.П. Боткина появилась первая санитарная карета, как прообраз будущей Скорой помощи. В 1867 г.он выпустил «Курс клиники внутренних болезней». С.П. Боткин показал, что отечественная медицина поставлена на научную основу. Он познакомил русских врачей с методом своей клинической работы, а описание клинических случаев дал с такой силой и глубиной анализа, что эти книги до сих пор являются настольными руководствами врачей. Боткин является автором около 75 научных трудов, посвященных актуальным проблемам терапии, инфекционным болезням, экспериментальной патофизиологии и фармакологии. В 1869-1889 гг. он на свои средства издал 13 томов «Архива клиники внутренних болезней», в которых опубликованы многочисленные научные труды его учеников.
Сергей Петрович был военным человеком, имел воинское звание. В 1877-1878 г участвовал в русско-турецкой войне. Будучи врачом штаб-квартиры, уделял много внимания вопросам организации терапевтической помощи. Он указывал, что военный врач должен быть не только хирургом, но и терапевтом, умеющим лечить и предупреждать развитие болезней среди воинов. Особое значение С.П. Боткин придавал изучению заболеваемости во время войны, вопросам противоэпидемической службы, передислокации госпиталей, эвакуации больных и раненых, подготовке военных врачей.
В 1881 г. С.П. Боткин был избран гласным городской думы и заместителем председателя Комиссии общественного здоровья. По его инициативе была организована бесплатная медицинская помощь для «бедных классов». По предложению С.П. Боткина в Санкт-Петербурге ввели школьно-санитарный надзор. В 1886 г. Сергея Петровича избрали попечителем всех городских больниц Санкт-Петербурга и председателем Комиссии при медицинском Совете по вопросу об улучшении санитарных условий и уменьшения смертности в России. На этих общественных постах он принимал участие в организации здравоохранения страны.
С.П. Боткин был почетным членом Московского и Казанского университетов, 35 русских и 9 иностранных медицинских обществ. В 1886 г. на торжественном акте в Медико-хирургической академии С.П. Боткин произнес речь, в которой изложил свои взгляды на основные проблемы медицины и наметил ее очередные задачи: «Для будущего врача научного направления необходимо изучение природы в полном смысле этого слова. Знание физики, химии, естественных наук, при возможно широком общем образовании, составляет наилучшую подготовительную школу к изучению научной практической медицины».
Боткин имел 12 детей в возрасте от 30 лет до годовалого ребенка (от двух браков). Первая его супруга - Анастасия Александровна Крылова – рано умерла. Второй супругой была княгиня Екатерина Алексеевна Оболенская-Мордвинова.
Скончался Сергей Петрович 12 декабря 1889 г. в 12 ч 30 мин в Ментоне (Франция). Похоронен на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге. В это время шёл съезд русских врачей, работу которого прервали. Гроб с телом Боткина несли на руках. Когда отмечали 150-летие С.П. Боткина, приехал его внук (и одновременно родственник А.П.Чехова) из Парижа, который говорил: «Я всегда жалел французских врачей, потому что у них не было доктора Боткина».
Учениками и сотрудниками С.П. Боткина являлись В.Т. Покровский, Н.И. Соколов, В.Н. Сиротинин, В.А. Манассеин, Ю.Т. Чудновский, А.Г. Полотебнов, Н.П. Симановский, А.Ф. Пруссак, П.И. Успенский, Д.И. Кошлаков, Л.В. Попов, А.А. Нечаев, М.В. Яновский, М.М. Волков, Н.Я. Чистович и др. 87 выпускников его клиники стали докторами медицины, из них более 40 было присвоено звание профессора по 12 медицинским специальностям. Возглавили клинические кафедры в России 45 учеников С.П. Боткина. В 1897 г. в Санкт-Петербурге был открыт Женский медицинский институт на средства С.П. Боткина, В.П. Бородина, И.М. Сеченова, И.П. Павлова и других профессоров Военно-медицинской академии.

(Продолжение читайте в следующем номере)
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии