Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
А.Воробьев, первый министр здравоохранения новой России
Несколько слов к 25-тилетию работы в первом Правительстве Б.Н.Ельцина. Заранее прошу меня – старого беспартийного коммуниста – простить за общую минорную тональность. Но… Хотелось бы попытаться как-то оценить плоды нашей работы за прошедшие четверть века. Конечно, эти «плоды» не только нашего посева, но и – не без нас.
Сравнивать современную Россию с СССР невозможно. Та страна, послереволюционная Россия за 20 лет своего безвоенного существования сделала в экономике скачок, сопоставимый с таковым современного, тоже социалистического, Китая. Многие забыли, что в период младенческого возраста советской власти Ленин, во избежание разрухи, рожденной экономической стихией, сказал: «...никакого социализма, строим государственный капитализм» (цитирую по памяти). Экономика – не менее сложная наука, чем квантовая механика.
Пораженный стимулированным разгромом: фармацевтическую промышленность, антибиотическую – долой, приборостроение – рубить под корень – я спросил Гайдара: «Что же мы строим? Капитализм?». Ответ: «Андрей Иванович! Вы опять про «измы» – капитализм, социализм. Рынок все выправит. Деньги – прибыль капиталиста – будут вложены в нужную отрасль промышленности». Но капиталист про «рыночные отношения» читать не стал и сунул деньги в карман, а когда им там стало тесно, перевёл их «за бугор».
Советский Союз затратил много сил для создания своего машино-приборостроения. И где наши автомобили? Где российские самолеты гражданской авиации? А где сам Союз Советских Социалистических республик? Куда делись почти 100 млн его жителей? Где наша, считавшаяся в ВОЗ одной из лучших, служба охраны здоровья, занявшая теперь последнее место в мире? Куда делось уголовное право, на короткий срок ставшее беспыточным во времена Горбачева - Ельцина? Почему, проезжая по средней полосе России, не встретишь ни одного стога сена? Наши дети не знают разницы между копной и стогом. Куда делось вокальное искусство народов Союза? Зачем в телеящике поют только в микрофон? А ведь это происходит в стране, поражавшей мир голосами Обуховой, Лемешева, Нелеппа, Михайлова, Гмыри. Где танцы народов Союза? Куда исчез ансамбль Моисеева? Почему его подменила уродливая толпа трясущихся, что-то напевающих, безобразно машущих руками субъектов?
Начавшему строить «рынок» Егору Тимуровичу и в голову не могло прийти, что деньги утекут за границу поднимать производство потенциального противника.
После провала путча в августе 1991 года, какого-то странного отхода от власти Президента М.С. Горбачева, в стране реально, а не на словах, утвердилось единовластие, диктатура Б.Н. Ельцина. Одной из ее особенностей была кадровая чехарда. Министры менялись через 2-3 месяца. За кулисами начался дележ недр. С Запада прибежали «благодетели» с предложениями купить то или иное производство – всегда того профиля, что у нас уже есть, всегда с намеком, что банк, организующий сделку, «участников» не забудет.
В политическом плане мы построили (унаследовали после разгрома путча) личную диктатуру. Она, практически, всегда возникает при смене экономических и политических формаций, т.к. более жизнеспособна и продуктивна в периоды смут и переворотов. Будучи эффективной в течение нескольких лет – 5-10, она становится угрожающей уже на втором сроке: начинается террор, которым личная диктатура стремится себя утвердить, сохранить. Здесь неизбежны вооруженные столкновения. Сразу оговорюсь: «Киевский майдан» (мятеж), как только там запахло участием США, надо было разгонять силой, быстро. Крым (Севастополь) забрали молниеносно. Сирию – последнее государственное наше прибежище в Средиземноморье – освобождать от США надо. Война эта не имела бы места, если бы Б.Н. Ельцин в ответ на преступную болтовню Клинтона о «садисте» Милошевиче молча высадил бы десант в Белграде. Буш (младший) и обои Клинтоны – безответственные преступники, возможно, не очень сознающие, что именно они раскручивают новую мировую войну (я вместе с двумя писателями высказал эту мысль в «Московском Комсомольце» более 20 лет назад). Это не только наше мнение, но и лидера мексиканских повстанцев «команданте» Маркоса, высказанное им примерно тогда же.
Но как в условиях военной осады России выходить на республиканскую форму правления? Очень трудно. Вероятно, надо заимствовать идею Ден Сяопина: личная власть 5-10 лет, но не более. Затем – новый руководитель.
Про работу Ельцинского кабинета говорить не хочется. Рядом со мной обычно сидел Днепров. Мы испытывали друг к другу большую теплоту. Как и к Алёше Яблокову, Борису Георгиевичу Салтыкову (чудный мужик!). Дискуссий на заседаниях не запомнилось. Спасшее высокотехнологичную медицину постановление – Указ Президента – о ее финансировании отдельной строкой бюджета (26 сентября 1992 г.) я протащил через аппарат Президента (не через Правительство).
Понимая, что при сохранении медицины мест заключения в подчинении тюремного начальства искоренить пытки нельзя, а, тем самым, нельзя создать и уголовное право, я через Совмин провел Постановление о передаче тюремной медицины в Минздрав. Но опубликовать не успел. Меня сняли. Здравоохранение тюрем после нескольких месяцев молчания передали в Минюст. Угробили.
Построен в России на обломках кровавого сталинизма убогий воровской капитализм. Не государственный капитализм, не какой-то аморфный «рынок», а нежизнеспособный к длительному функционированию, к соревнованию с США, непригодный экономический и политический строй.
Оглядываться назад – не грех. Но правду надо искать не у Ивана Грозного, не у Столыпина, а у себя – у Ленина, Троцкого, Бухарина, Косыгина, в работе Госплана (где не идиоты сидели). Здесь некоторые усмехнутся. Зря, друзья мои.
Очень беспокоит хладнокровное неторопливое расчленение бывшего СССР, бывшей России. На очереди Казахстан. Потом – Сибирь. Население в Сибири тает. Люди бегут, в частности, в Москву, превращая её в уродливый непроезжий мегаполис. Это – прямые плоды стихийного рынка. В Сибири стоят города с многоэтажными домами, где выбиты все окна, и – ни одного человека. Если сохранять «рыночный» самотёк, то пройдет десяток лет и где-нибудь на берегах Лены «партнёр» спровоцирует очередной бунт «борцов за самостоятельность», которым наши «заклятые друзья» в их борьбе с очередным правителем «садистом» (поразительная бедность словаря у Пентагона) помогут передвинуть границу России на востоке к низовьям Иртыша, а то и к Уралу. Сценарий может быть иным, но «свято место пусто не бывает»: Сибирь отберут.
Мне говорят, что уж очень много мрака в тексте. Только чёрный цвет. Но: «чем богаты, тем и рады». Думаю, что розовых лепестков накидают и без меня.
Я, конечно, хорошо помню атмосферу духовного подъёма того времени, когда страна воспряла, когда путч – этот отзвук сталинского ужаса и мрака – быстро убирался из нашего сознания, когда, действительно, казалось, что мы вышли на рубеж серьёзнейших перемен. Большинство из нас, по-видимому, было уверено, «… что земля любимая близка, что ударится о дальний берег лёгкая, как жалоба, доска» (это – И.Г.Эренбург, 1940? год, к разгрому союзников под Дюнкерком, спасавшихся в Англию через Па-де-Кале, спасшихся, в конце концов, и с нами победивших). Я и сейчас верю, убеждён, что «Россия вспрянет ото сна…». Но: «пахать надо». Звонить потом.
Надо почаще вспоминать тогдашнее ощущение раскрывшихся возможностей, перемен, захватившее нас. Сегодня это уместно и важно. Главное, не позволять, повесив нос, говорить: «А что можно сделать?». Поверьте: ещё многое можно сделать! Пенсионный «заслуженный отдых» существует только для потерявших мозги. «Светить всегда! Светить везде! До дней последних…».
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии