Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1130606100340910&id=100001745923398&comment_id=1130861263648727
Даниил Строяковский, известный московский онколог, опубликовал свои размышления относительно скрининга на рак простаты (РПЖ), вызванные статьей в Медицинском журнале Новой Англии с анализом «эффективности» исследования на простат-специфический антиген (ПСА) (http://www.nejm.org/doi/pdf/10.1056/NEJMoa1606220)


Всего было скринировано с помощью ПСА 82249 мужчин. Ранний рак простаты был выявлен у 2664 мужчин (3,2%) за 10 лет, 1643 мужчин согласились участвовать в исследовании и были рандомизированы в 3 группы: наблюдение, операция, лучевая терапия. За медиану наблюдения в 10 лет от рака предстательной железы умерло 17 мужчин (1% от принявших участие в исследовании и 0,02% от скринированных пациентов). Умерло в группе наблюдения 8, операции 5, лучевой терапии 4), т.е. статистической разницы по выживаемости в 3-х группах нет. Больше процент развития метастазов в группе наблюдения, но это не отразилось на 10-летней выживаемости. От причин не связанных с раком предстательной железы умерло существенно больше мужчин. Разницы в эффективности лучевой терапии и хирургии нет. Таким образом и скрининг сомнителен, и агрессивное лечение сомнительно. Эпидемия диагнозов, а не болезни.

Целью любого скрининга является снижение смертности. У нас есть простой воспроизводимый метод: маммография, мазок шейки матки, ПСА, колоноскопия и т.д. Мы находим с помощью этого метода раннюю стадию рака и это «избавляет» от поздней стадии. Человек не умирает от метастазов. Все вроде идеально. Но в жизни оказывается, что маммографический скрининг, скрининг по ПСА приводят к резкому росту установленных диагнозов в группе вялотекущих (индолентных) опухолей, которые у бОльшей части пациентов не приводят к смерти, у многих смерть приходит от других причин. При этом выраженная морбидность от лечения. Агрессивные опухоли, наоборот, «проскальзывают» сквозь столь примитивный скрининг, как маммография и ПСА, и пациенты умирают от метастазов. Скрининг (маммография и ПСА) не должен быть государственной системой онкопоиска, но может быть индивидуальным выбором конкретного человека (который боится рака).

Лечить или не лечить раннюю стадию выявленного рака? Вроде очевидный ответ: лечить. Это исследование показало, что сроки начала активной терапии при выявленном на скрининге РПЖ, мало влияют на 10 летнюю смертность от РПЖ. Может через 15 лет будет показана польза, но вряд ли, так как от других причин умирает бОльшее число мужчин.

Вот пример с раком щитовидной железы: в 1970 и 2010 гг. от этого вида рака в США умерло одинаковое число людей. С внедрением УЗИ к 2010 г диагнозов рак щитовидной железы стало больше в 5 раз. А сколько людей «радикально» прооперировано фактически зря и теперь на таблетках. Но! - нельзя сказать: «кто конкретно зря». Целая индустрия на этом стоит. Как и в сферах маммологии и урологии. Сейчас постепенно приходит отрезвление.
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии