Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Livejournal
15 признаков псевдонауки. Конечно, бывают исключения, поэтому тревожный сигнал — сочетание нескольких признаков. 1. Странные регалии. В нашей стране существует Российская академия наук (РАН), несколько отраслевых академий и множество академий липовых. Есть, например, Нью-Йоркская академия наук — некоммерческая организация; стать «академиком» можно за 129 долларов. Членство в «странной академии» (типа «Международной академии исследований будущего»), а тем более в нескольких подобных структурах, говорит не о высокой квалификации, а скорее о желании с помощью купленных регалий пускать пыль в глаза легковерной публике. 2. Выступающий специалист имеет ученую степень в одной области науки, а «гениальные открытия» делает совсем в другой. Скажем, кандидат физ. мат. наук развивает новую теорию о том, с помощью каких невероятных технологий были возведены египетские пирамиды. 3. Употребление словосочетаний: «официальная наука», «официальная парадигма»... Слово ученые в применении к «мейнстриму» часто заключается в кавычки: «Эти «ученые», поборники официальной научной парадигмы, понаписали диссертаций и сидят себе на грантах, на государственных контрактах — и ни с кем делиться не хотят». «Независимые эксперты уверены, что Луна давно заселена некими существами, но официальная наука скрывает»... 4. Постоянные претензии к научному сообществу (упоминается «заговор ученых», «замалчивание» и даже «уничтожение неугодных свидетельств» нехорошими «официальными учеными»...). Это позволяет использовать неопровержимый аргумент: фактов нет не потому что их нет, а потому что их СКРЫВАЮТ. 5. Повышенная эмоциональность, апелляция к чувствам, а не к разуму. В текстах это проявляется в использовании агрессивной пунктуации (злоупотребление восклицательными знаками, жирным шрифтом, заглавными буквами) и навешивании ярлыков. «ЗАЧЕМ приматы покинули сравнительно безопасный ярус тропического леса ради хождения по земле на своих коротких, кривых, плоскостопых ножках?!!» 6. Чрезмерная глобальность обобщений и безапелляционность суждений. Использование слов «никто», «никогда»... «Никто, живя на юге, не поедет на Кольский полуостров жить. Только если можно торговать. И обезьяны на юге, ей на фиг не надо становиться человеком, у них и так у обезьян баунти, полное». 7. Список литературы в конце научной статьи или книги: — отсутствует вообще; — содержит только русскоязычные ресурсы (наука интернациональна, а ведущие научные журналы, увы, издаются за пределами России и на английском языке); — не содержит источников последнего года/десятилетия (ситуация в науке меняется очень быстро. Настоящий ученый в курсе того, что происходит в его области сегодня, а не полвека назад). 8. Среди источников, используемых автором, преобладают не научные труды, а популярные книжки, художественная литература, новостные сайты, статьи из Википедии и прочие «неавторитетные источники». 9. Корректно ли автор цитирует других авторов в тексте? Правильно указывать источник с точностью до страницы. Неправильно: — Вообще не ссылаться... — ссылаться в стиле: «И. Петров писал»; «знакомый рассказывал»; «ученые доказали»... 10. Небрежность, ошибки, например, в латинских или географических названиях... 11. Использование очень простой логики при изучении сложных объектов и явлений: например, если из А следует Б, то из Б следует А. Пример: Дельфин — водное млекопитающее и не имеет шерсти. Человек лишен шерсти — значит (продолжите сами)... Автора не смущает, что у многих водных млекопитающих с волосяным покровом все в порядке (тюлень, бобр, калан...), а некоторые совсем НЕводные млекопитающие шерсти лишены или имеют редкий волосяной покров (носороги; слоны; голый землекоп)... 12. Апелляция к «очевидности». «Любому прапорщику очевидно, что такое сооружение, как пирамида Хеопса, невозможно воздвигнуть без помощи современной строительной техники...» 13. Использование аргументов «от политики» или «от религии». Особенно — с «национальным уклоном». «Многие, кто занимается «археологией» русского языка, считают, что слово «ЛЮБОВЬ» означает «ЛЮДИ БОГА ВЕДАЮТ»! «ЛЮ» — «ЛЮДИ», «БО» — «БОГ», «В» — «ВЕДАЮТ». Забавно, но если из слова «ЛЮБОВЬ» выбросить слог «БО», означающее «БОГА», получится «ЛЮВ» — почти английское «LOVE». Вроде как их любовь — это почти наша, но только без Бога. Может поэтому они и относятся к любви более по-деловому, чем мы: к примеру, перед тем как пожениться, подписывают брачные контракты, прорабатывают условия брака, права и обязанности друг друга, заверяют их у нотариусов: «Обязуюсь любить тебя до гробовой доски! Если же этот мир покину, тебя разлюбив — с меня неустойка!». Последнее время на Западе стало модным гениальное выражение: «ПОЙДЕМ ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ!». Любовь приравняли к бизнесу! А все потому, что Бога выкинули из святейшего слова «ЛЮБОВЬ», которая... должна спасти мир!» 14. Отсутствие конкретики. В научной литературе принято при описании фактов давать их настолько конкретно, насколько это возможно — чтобы читатель мог при необходимости проверить соответствие информации действительности. Это — типовая страховка от рисков научной ошибки. Например, если указывается археологическая находка в нормальной литературе принято указывать точное место находки, ее автора и каталожный номер. Если рассказывается об особенностях животного — современного или вымершего — должно указываться конкретное видовое латинское название. 15. Неупоминание альтернативных гипотез. Автор обсуждает свою гипотезу, не сравнивая ее с другими подходами к проблеме (часто даже не зная о них), в крайнем случае — кратко упоминая (как бы отмахиваясь). Вариант: автор выбирает среди множества гипотез наиболее слабую — и с легкостью расправляется с ней.
Непрерывная чистка рядов
В.В. Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины
Не так давно мы с К. Данишевским составляли для потребителей медицинской продукции и услуг подобный «букварь» — как не быть одураченным (http://osdm.org/ blog/2013/01/11/bolnomu-kotoryj-ne-xochet-byt-odurachennym). Для врачей такие рекомендации тоже составлялись (например, V. Montory et al., http://www.bmj.com/content/ 329/7474/1093). Польза от таких усилий есть, но, как давно установлено учеными (?), невелика. Как видите, в газетном тексте, где не принято давать литературные ссылки, приходится прибегать к низменному языку, хорошо описанному Ми3чем. Невладение языком науки, признаки невладения инструментами науки хорошо выдают человека необразованного, несмотря на его притязания на научные достижения. Означает ли, что владение языком науки гарантирует доброкачественность представляемого результата исследования или продуманность идеи? Нет, конечно. Вот. В прошлом году в Сколкове состоялась вполне научная конференция по вечному двигателю. И приехали ученые-академики и даже из-за рубежа. И говорили вполне традиционные для современной науки слова. И интенсивно социализировались во время кофе-брейков. В древнем значении слова «академик» — сомневающийся, скептик. «Доказательную медицину» еще недавно называли «просвещенным скептицизмом». Нет иного пути, кроме постоянного сомнения и постоянной проверки. И никогда нет уверенности в том, что найденное тобою или другим ученым — правильно. Есть только надежда, что если все в исследовании сделано правильно, то получен заслуживающий доверия результат. И только пока не показано, что он неправильный из-за того, что не было учтено какое-то условие.
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии