Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Ибрагим Шамов
Н.А. Магазание. Диагностика без анализов, лечение без лекарств. М.: Ньюдиамед, 2011, 272 с.
Издательство Ньюдиамед преподнесло российским врачам замечательный подарок — книгу мудрого клинициста, врача-интерниста, профессора Норберта Александровича Магазаника. В работе врача любой специальности есть две грани— медицинская и человеческая. Эту последнюю обычно принято называть этикой и деонтологией врача. В успешной деятельности врача, в его становлении, в завоевании доверия пациента, приобретении авторитета этика играет не меньшую роль, чем грань медицинская, ибо она напрямую связана с последней, является е неотъемлемой частью. Но эта грань полезна не только врачу, она играет значительную роль в лечении и излечении больного человека. В советское время этике и деонтологии врача уделялось большое внимание. Примерно с 50-х и до 90-х годов XX столетия к этой теме обращались многие выдающиеся врачи, учные-медики, опытнейшие клиницисты. Достаточно назвать такие имена, как Н.Н. Петров, И.А. Кассирский, Н.Н. Блохин, Е.К. Вагнер, Б.Е. Вотчал, Р.А. Лурия и многие другие. Да и автор этих строк за те годы выпустил 17 книг и учебник по данному вопросу. Во всех медвузах страны уделялось большое внимание проблеме этики и деонтологии врача, ГУУЗ МН РСФСР запланировало сквозное е преподавание от первого до шестого курса на кафедрах медвузов. А автор этих строк, тогда проректор по учебной работе, возглавлял работу по созданию такой программы, и она была успешно завершена. Но грянула перестройка, и вся работа была практически сврнута. Разумеется, этика и деонтология не ушла из врачебной практики, врачебной среды. Однако ей стали уделять меньше внимания. Даже этика врача стала не выдерживать аморальных тенденций наступившего капитализма. О чм свидетельствует и то, что за годы перестройки практически не выходили книги этого плана, да и в медвузах предмет ведется формально, лишь в теории на 1-м курсе. И вот знаковое явление. Вышла книга врача-интерниста, профессора Н.А. Магазаника. Верный признак того, что общество выздоравливает, вновь желает повернуться лицом к этике и морали во врачевании. Как предисловие к оценке этой книги, я сказал бы, что она мне импонирует особо. В ней автору удалось органично соче два предмета — этику и пропедевтику. И тот и другой — предметы всего моего жизненного пути. И в том и другом позиция автора и моя собственная совпадают стопроцентно. В книге нет ни одой мысли, под которой я не смог бы подписаться. Ихотя до сих пор мы не знали друг друга, вс же оказались двуединым alter ego. Теперь кратко о книге. Увидев е в моих руках, один врач спросил меня: «Как это — диагностика без анализов, лечение без лекарств? Разве такое может быть?» «Может, и очень даже, коллега», — ответил я. Если вспомнить историю, то Г.А. Захарьин в сво время удивил даже французов. «Профессор Захарьин возвл расспрос на ступень искусства», — писал тогда один известный французский врач. И в работе Н.А.Магазаника речь идт прежде всего об искусстве, об умении ставить диагноз на основании общеврачебных методов исследования, которые, как известно, в анализах не нуждаются, но дают возможность в 80% случаев поставить правильный диагноз на уровне доказательного. Многим современным молодым врачам это может показаться сомнительным. Однако почитайте книгу — и поймте, что вс это возможно. В первых главах книги автор убедительно раскрывает суть и методологию проведения расспроса, осмотра, пальпации, перкуссии и аускультации («елебного прикосновения», как он деликатно последние примы называет) и тех симптомов, которые при этом выявляются. Нет никакого сомнения в том, что на основе этих действий врача в большинстве случаев рождается настоящий диагноз, а анализы и прочее современное обследование лишь подтверждает его. Я уверен, что все клиницисты не раз и не два встречались в своей работе с так называемым «трудным больным». Больной, который по своим биологическим, бытовым, социальным, национальным, расовым, религиозным и другим проблемам склонен к конфликтам. Или другой, который, по его мнению, тяжело болен, у него множество болезней, он ходит по множеству врачей, недоволен всем и вся. На деле же все его болезни психосоциальные, так сказать, «организованные» его психикой, зачастую трудными социальными и другими факторами. И диагноз ни одному такому пациенту не установит ни один самый сложный анализ, ни одна самая умная машина. Их можно распознать лишь во время общения врача с больным, во время задушевной беседы, при оценке его поведения, его жестов, его слов, его жизненного анамнеза, изучения истории его болезни. Вот это как раз и есть тот самый случай «диагностики без анализов». В ходе изложения своих мыслей по этому разделу профессор Магазаник очень деликатно, последовательно, умело и веско показывает возможности вышеуказанных методов в диагностике заболеваний лгких, сердца, ЖКТ, в психологической оценке пациента. При этом автор логично вплетает в канву изложения своих мыслей множество «живых» примеров из своей практики, которые дополняют его рассуждения, делают излагаемый материал активным, растормаживающим нервную систему читателя, позволяющим более полно усвоить его. Во все времена, начиная с глухой древности, врачу приходится сталкиваться с проблемой VIP-. Вспомним хотя бы времена Ивана Грозного, когда неудачливого врача «свели под мост и зарезали аки козу». Ныне врачей не режут, но проблема вс же осталась, и Норберт Александрович в своей книге касается и е. Правда, он здесь опирается на события более чем 60-летней давности, которые едва ли сегодня кому интересны. Я не уверен, что таких случаев нет в практике врачей и в наше время. Особенно в нашей олигархо-дикокапиталистической стране. Вот их описание представило бы больший интерес или, по Зигфриду Ленцу стало бы «живым примером» для молодого поколения врачей. В последующих главах автор раскрывает смысл второй части названия своей книги («лечение без лекарств»). «Искренность и оптимизм» называется одна из глав. Искренность врача — высокодейственная лечебная сила. Пациент любого уровня развития всегда видит, «кто есть кто» сидящий у его постели врач. Заинтересован ли он познать его болезнь и хочет ли помочь ему? Или же он формально выполняет свои функции, отрабатывает свои «обязанности»? И в этих условиях вдумчивое отношение врача к рассказу пациента, внимательнейший осмотр, разговоры и жесты оптимистичного плана и есть великая целительная и живительная сила. Не зря опытные и мудрые доктора в старину говорили «Слово лечит, слово ранит». Б.Е. Вотчал писал, что и мимика врача может быть и лечебной, и травмирующей. Ещ в старину знаменитый русский врач М.Я. Мудров говорил своим студентам «Зная взаимные действия души и тела, долгом своим почитаю сказать, что есть и душевные лекарства, которые врачуют тело». И доктор Магазаник на примерах общения со своими пациентами подтверждает это. Искреннее общение с больным человеком, умение его выслушать, завоевать его доверие, вселить в него оптимизм — уже половина излечения, это как раз «лечение без лекарств». При этом автором особо подчеркивается, что в медицине, врачевании пессимизм недопустим, перед ним должен быть поставлен красный стоп-сигнал «Опасно! Пессимизм!». Пессимизм, веющий от врача, на самом деле опасен для больного. Я уже говорил выше, что задушевная беседа, умение найти подход к больному человеку, завоевать его доверие имеют неоспоримую диагностическую ценность и помогают в излечении больного. Однако это процесс не с односторонним движением. Такие действия приносят дивиденды и самому врачу. Они ведут к становлению врача, его умений, его авторитета. А авторитет — также великая целительная сила врача. Вспомним анекдот с бородой: на приеме профессор назначает больному аспирин. После ухода больного случившийся тут молодой врач говорит. «Профессор, извините, но я думаю, что здесь аспирин не поможет», на что профессор отвечает: «Да, если бы ы назначили этот аспирин, то он бы не помог больному, но если я его назначаю, то он обязательно поможет». Авторитет! Мощнейшее лечебное средство. Профессор Магазаник предостерегает молодых врачей от мысли, что искусство врачевания придет само собой, со временем, через энное количество лет врачебной работы. К сожалению, становление врача происходит лишь в том случае, если доктор будет ежедневно общаться с больным человеком, если его не будут покидать ежедневные раздумья над больным, и он будет упорно трудиться над своим совершенствованием. Причм это нужно любому врачу, каким бы талантливым тот ни был. Здесь уместно вспомнить пример гениального врача — Н.И. Пирогова. У него был такой расклад работы: с 7 до 8 часов — завтрак; с 8 до 12 или 13 — работа в госпиталях, общение с больными; с 13 до 15— работа в прозектуре; с 15 до 16— обед. С 16 до 19часов — различные текущие дела; с 19 до 21 — лекции для студентов. С 21 до 24 часов — научная работа. И так изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год, всю жизнь. Так, что — будет общение с больным, будут раздумья над ним, будет привычка — от больного к книге и от книги к больному, ежечасно, ежедневно — будет и хороший врач. Будет и авторитет, и вс вместе будет великим лечебным фактором и без лекарств. Разумеется, ни автор книги, ни я, автор рецензии, не отрицаем значения лекарств в лечении. Они — великое благо нашего времени. Но не об этом сейчас речь. Речь об искусстве врачевании, о становлении врача, об его умении общаться с больным человеком, воздействовать на его психику. Познавать болезнь на основе простых, имеющихся у каждого врача примов, лечить беседой, лечить умением, человечностью. Именно об этом книга мудрого врача Норберта Александровича Магазаника. Книга читается на одном дыхании. Она написана простым, ясным, доступным языком. При этом автор демонстрирует ценное качество своего менталитета — умение мыслить логически, абстрактно обобщать частности, излагать материал просто, но не впадая в упрощенчество. Большим положительным качеством книги и его автора я считаю также то, что в книге он отдат дань уважения своим учителям, прекрасным докторам, с которыми он сталкивался и у которых учился. Это также прим воспитания морали — морали уважения старшего, уважения более мудрого, что особо ценно в наше время. Я уверен, что книга принест большую пользу молодому поколению врачей, в какой бы стране и по какой бы специальности они не работали. Остатся лишь жалеть, что такие книги сейчас не знают тех тиражей, которыми печатались наши книги в оветское время — сотни тысяч экземпляров, и поэтому их смогут приобрести лишь единицы из большого отряда молодых докторов. Опубликовано в «Вестнике Московского Городского Научного Общества Терапевтов» №119 январь 2012 года.
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии