Пленарное заседание МГНОТ
В среду, 28 октября 2020 года в 17.30 в формате вебинара состоится пленарное заседание МГНОТ
Подробнее...


Внимание!
Место проведения ВШТ МГНОТ изменилось!!!

Заседание ВШТ МГНОТ состоится в 17.30 по адресу: ул. Воздвиженка, д. 9. метро Арбатская или Библиотека им Ленина, вход с Крестовоздвиженского переулка (обозначен на рисунке стрелкой), конференц-центр «АУДИТОРИУМ», 1 этаж, конференц-зал «Сотовый»
Раздел: Прямая речь
Дмитрий Казённов 
Один из крупнейших московских многопрофильных стационаров, городская клиническая больница № 52 оказалась на передовой незримого антикоронавирусного фронта. В середине марта четыре корпуса лечебного учреждения перепрофилировали для приёма пациентов с COVID-19, одним из которых стал министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства В. Якушев. По словам президента В. Путина, после выздоровления министр отзывался о работе больницы и её персонале «без всякого преувеличения, с восхищением». Как же организована работа этого лечебного учреждения, какие методы лечения применяются, как складывается эпидемиологическая ситуация сегодня и что всех нас ждёт впереди? С этими вопросами мы обратились к руководителю выездной консультативной трансфузиологической бригады ГКБ № 52, главному специалисту–трансфузиологу г. Москвы, профессору, заслуженному врачу Российской Федерации А.Ю. Буланову.
 
Жизненный путь, пройденный автором опубликованных ниже воспоминаний, типичен для выпускника медицинского института военных лет: учеба в школе, мечта стать врачом, поступление в медицинский институт, где уже с первого курса во всех анкетах необходимо было писать ЧСИР (член семьи изменника Родины) – отец был арестован в начале 1938 г. И Г.П.Яковлева была такой не единственной в институте. Например, вместе с ней на курсе училась Юлия Туполева - дочь известного советского авиаконструктора, арестованного в 1937 г. по обвинению во вредительстве. Отцу автора воспоминаний «повезло», в связи с «бериевской оттепелью» в начале 1939 г. он был освобожден и восстановлен на работе. Далее - окончание института в 1942 г., мобилизация в Красную Армию, направление на работу во фронтовой эвакогоспиталь, с которым пройден путь от Курска через Украину и Польшу до Германии. Г.П. Яковлева награждена медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» (из этих городов в эвакогоспиталь поступали потоки раненых бойцов Советской армии), «За победу над Германией». В конце 1945 г. – демобилизация, возвращение в Москву, замужество, рождение и воспитание трех сыновей, работа врачом-рентгенологом в московских городских поликлиниках (всегда рядом с местом жительства, чтобы хватало время на семью). Сыновья выросли, все связали свою жизнь с медициной, а младшему - доктору медицинских наук - присвоено звание Заслуженный врач России. В 1985 г., в связи с 40-летием Победы, Г.П. Яковлева была награждена «Орденом Отечественной войны» II степени». Как и все фронтовики о войне говорила скупо, не очень любила вспоминать фронтовые будни. Только после её ухода из жизни в 2003 г., среди документов Г.П. Яковлевой обнаружили старенький конверт, в котором бережно хранились фотографии военных лет, блокнот и тетрадка с пожелтевшими от времени страницами, с переписанными от руки текстами популярных в те годы стихов и песен. Также там были и несколько вырванных из тетрадки листов с фрагментами воспоминаний о войне: вероятно, попросили написать пару строк к юбилею Победы в поликлиническую стенную газету. Записи заканчивались так: «В этот светлый день Победы хочется пожелать всем своим друзьям и коллегам, чтобы всегда были чистое небо и тишина, которая уже многие годы стоит над землей нашей Родины!» Ничего необычного. В марте 2020 г. ей бы исполнилось 100 лет. Светлая память! П.А. Воробьёв
Дмитрий Казённов 
Эпидемия COVID-19 окончательно расставила точки над «ё» в спорах об эффективности «оптимизации» отечественного здравоохранения. Вместо закрытых лечебных учреждений (в том числе – специализированных инфекционных больниц) приходится в авральном порядке переоборудовать «под ковид» непрофильные стационары, зачищая их от ранее лечившихся там пациентов, открывать временные госпитали на территории спортивных и торгово-выставочных комплексов. Всё это требует колоссальных бюджетных средств. Но где взять недостающий персонал – их ведь тоже сократили многими тысячами? А ведь именно экономией горе-реформаторы мотивировали намерение «оптимизировать» российскую медицину. И теперь наши соотечественники расплачиваются жизнями и здоровьем за безрассудное административное рвение высокопоставленных чиновников.