Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Раздел: Все статьи
Юлия Седова 
22-24 марта 2017 г. в Москве прошла XIV Всероссийская школа ревматологов имени академика В.А. Насоновой «Клинические рекомендации по диагностике и лечению ревматических заболеваний», организованная Ассоциацией ревматологов России (АРР) и ФГБНУ НИИР имени В.А. Насоновой. Как отметил президент АРР, главный внештатный специалист-ревматолог Минздрава России, заместитель председателя МГНОТ, академик Е.Л. Насонов, современное развитие ревматологии диктует новые требования к ведению пациентов, страдающих ревматическими заболеваниями, в связи с чем повышение уровня профессиональной подготовки как врачей-ревматологов, так и специалистов первичного звена приобретает колоссальное значение. Накануне съезда мы попросили Евгения Львовича рассказать об актуальных задачах и насущных проблемах отечественной ревматологии, а также о вкладе в развитие этой отрасли медицины его мамы – академика Валентины Александровны Насоновой. Беседа проходила в стенах Института ревматологии РАМН, который Валентина Александровна возглавляла с 1970 по 2001 гг. А затем – до середины 2016 г. – этим институтом руководил Е.Л. Насонов.
Д.А. Сычев, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН, профессор, заведующий кафедрой клинической фармакологии и терапии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России 
Выступление на пленарном заседании XXI Международной научно-практической конференции «Пожилой больной. Качество жизни» 3.10.2016 Я хотел бы очень коротко затронуть проблему падения пациентов с позиции врача клинического фармаколога. И – как связано применение лекарственных средств и падение у пожилых пациентов. Что такое падение? Есть у нас документ ВОЗ: «Падение определяется как событие, в результате которого человек оказывается непреднамеренно лежащим на земле, полу или каком-либо другом более низком уровне» (ред. – ВОЗ, Информационный бюллетень № 344, Октябрь 2012). Клинические последствия падения для пожилых пациентов – это смертельный исход, инвалидизация, переломы, тромбоэмболия легочной артерии, пневмония и т.д. Поэтому мероприятия, направленные на снижение риска падений – это, по сути дела, мероприятия, направленные на продление жизни и на улучшение качества жизни пожилого пациента.
Скандал вокруг гомеопатии (Светская хроника)
Юлия Седова 
От редакции: Конечно, лечить дистресс-синдром новорожденных или онкопатологию гомеопатией – это не просто мошенничество, это – преступление. Конечно, под модный бренд «гомеопатия» мимикрировало много всякой сложносочиненной дури, включая фитопрепараты. Даже защитница В.Селькова в данной заметке путается в показаниях – о чем она говорит. Нехорошо сделала и клиническая эпидемиология, которая отказалась от механизмов действия при оценке эффективности и относится к лекарствам как к «черному ящику»: дали больному – получили (или нет) результат. Черный ящик оказался ящиком Пандоры: испытывай себе все, что угодно. И среди лекарств огромное число пустышек или малоэффективных ненужных средств, но по которым проведены неплохие, на первый взгляд, исследования. В деталях исследований разбираются только некоторые. И уж точно – не практические врачи. Возникает простой вопрос: кто виноват в разгуле фуфломицинов, БАДов, аппаратов для лечения всего? Минздрав. И его регуляторная политика, которой попросту нет. К сожалению, о роли Минздрава в развитии мракобесия в стране в странном Меморандуме нет ни слова. Второй вопрос – что делать – не нашел никакого отражения в документе. Тогда зачем этот документ, приводящий старые (и тут А.Карпеев прав) аргументы. Что хотели обсудить?
Зорин Н.А., к.м.н., член правления московского отделения Общества специалистов доказательной медицины (ОСДМ) 
От редакции: Игрища в лженаучку (термин Н.Зорина) продолжаются. Кому-то это представляется просто неумными выступления журналистов, кто-то ищет за этим деньги. Деньги, безусловно, есть, они тщательно спрятаны в фонде Эволюция, который, собственно и готовил документ от лица комиссии РАН. Суммы игроками не озвучиваются, но, судя по всему, от участников требуется как можно больше шума произвести. В какой-то степени этот результат достигнут: число интервью у основных фигурантов зашкаливало только что не до 10-15 в день, чему они бурно радовались. Других задач, скорее всего и не стояло. Вот еще один анализ от специалиста по медицине доказательств, которая оказалась, по большому счету, на обочине произошедшего скандала.